3 оружия, названные в честь изобретателей

Название оружия может быть совершенно разным — пафосным, патриотическим, устрашающим и даже забавным: от «Тигра» и «Черного ястреба», «Колесницы» и «Ирокеза» до «Гиацинта» и «Тополя». Бывает и так, что оружие получает имя своего изобретателя — иногда даже независимо от его воли.

Традиция называть изобретение в честь человека, придумавшего или популяризировавшего его, достаточно распространена. Среди известных примеров — ватман, гильотина, дрезина, карданный вал, саксофон и рентген. Не стали исключением и оружейники, хотя больше повезло конструкторам последних двух веков, а вот мастера прошлого, равно как и их ремесло, сегодня практически забыты. Герои проекта Discovery Channel «Лучший оружейник» пытаются возродить это искусство и воссоздать типовое оружие конкретной эпохи. У их изделий обычно не было имен, в отличие от тех, что появились сравнительно недавно. И если «Калашников», «Маузер», «Максим» «Браунинг» и «Винчестер» уже трансформировались в общественном сознании из имен собственных — в нарицательные, то некоторые из названий до сих пор не всегда ассоциируются с фамилией изобретателя.

«Беретта»

«Беретта» — одна из старейших компаний мира: она даже входит в «Клуб Енох», объединяющий производства, возникшие еще до Великой индустриальной революции (то есть те, которым уже больше 200 лет). На самом деле, история «Беретты» уходит корнями еще глубже в прошлое — в середину XIV века: отсчет ведется с 1526 года, когда итальянский оружейник Бартоломео Беретта заключил сделку с венецианским арсеналом и продал ему 185 стволов для аркебуз. За свою работу он получил 296 дукатов — это доподлинно известно благодаря сохранившемуся с тех пор счету, который и по сей день находится в архиве компании и чтится как реликвия.

Беретта

Вся история компании неразрывно связана с фамилией Беретта — на протяжении всех 500 лет она принадлежит этой семье, да и сегодня ей тоже управляют прямые потомки Бартоломео. За прошедшие 5 веков «Беретта» превратились в одну из крупнейших итальянских оружейных корпораций: пистолеты, малые пистолеты, пистолеты-пулеметы, пулеметы, карабины и винтовки, револьверы и автоматы. Один из скачков в развитии пришелся на начало XIX века — Наполеону приглянулось оружие «Беретты», и на поставках во французскую армию компания отлично заработала. Следующий период расцвета связан с именем Пьетро Беретта, которому фирма досталась в начале XX века: он не только разработал новые конструкции оружия, но и запатентовал их, разместил на заводе государственную испытательную станцию. Полное современное название корпорации, кстати, включает в себя имя сеньора Пьетро — Fabbrica d'Armi Pietro Beretta.

Одна из самых легендарных моделей компании — самозарядный пистолет «Беретта 92», который увидел свет в 1972 году. Это один из самых узнаваемых и распространённых в мире пистолетов, который состоит на вооружении в армии, полиции и спецподразделениях многих стран — от вооруженных сил Италии до прокуратуры России, бесспорными преимуществами которого считаются высокая кучность и точность стрельбы, пробивная сила пули, удобная рукоятка, надежный предохранитель. Известна «Беретта 92» и под другим именем — Taurus, поскольку для поставок в Южную Америку производством занималась эта бразильская фабрика, позже выкупившая лицензию на выпуск «Беретты 92» — правда, заметно модифицированной. Есть «Беретта» и у Елизаветы II — ружье было подарено королеве в 1977 году в честь 25-летнего юбилея пребывания на троне. Не обошел вниманием «Беретту» и Голливуд: различные модели компании используются герои «Крепкого Орешка», «Леона», «Робокопа», «Матрицы» и других культовых фильмов.

«Глок»

Гастон Глок — безусловно, важная, заметная и в то же время несколько мистическая фигура современной оружейной отрасли. Про его прошлое мало что известно, поскольку Глок достаточно скрытный человек, и о своей жизни, связях и знакомствах предпочитает не распространяться. Тем не менее именно ему удалось в возрасте 50 с лишним лет, без серьезного профессионального опыта создать пистолет, который был признан лучшим в 1982 году и получил невероятно перспективный заказ от Министерства обороны Австрии, обогнав безусловных лидеров отрасли.

Собственную фирму Глок основал в Дойч-Ваграме в 1963 году — она занималась производством креплений для карнизов, радиаторов, деталей для ящиков, запчастей для гранатометов и ножей. Кроме того, компания Glock специализировалась на полимерных материалах и занималась их детальным изучением, поскольку сам Глок интуитивно чувствовал стоящий за ними мощный потенциал. Однажды Глоку довелось услышать (по другим сведениям — подслушать) разговор двух полковников, которые обсуждали, что в австрийской армии нет достойной альтернативы устаревшему Walther P-38, а Steyr, ведущий производитель оружия в Австрии с середины 1880-х годов, предложил слишком уж неуклюжую обновленную модель, которая имела тенденцию допускать осечки.

Глок

Глок понял, что это его шанс — доказать, что он сможет стать лучшим оружейником современности и создать по-настоящему превосходный экземпляр не только для армии, но и для силовых ведомств по всему миру. Его не смутило ни отсутствие опыта, ни нехватка теоретических знаний и практических навыков, ни то, что полковники отнеслись к его идее, мягко говоря, со скептицизмом. Глоку удалось узнать, какие требования Министерство обороны предъявляет для пистолетов, участвующих в конкурсе на перевооружение армии: модель должна вмещать больше патронов калибра 9мм, чем Walther P-38 (у которого магазин Вальтера на 8 патронов), ее вес не должен превышать 800гр, а ширина — 3 см, количество деталей ограничивалось 40. Глок, никогда не имевший дело с огнестрельным оружием, не владевший даже подходящими производственными ресурсами, смело заявил, что создаст такую модель — и сделает это на собственные средства. На этих условиях его и допустили к конкурсу — впрочем, мало кто верил в его победу.

К разработкам Глок приступил с поистине австрийской педантичностью, въедливостью и скрупулезностью: он днями и ночами читал все доступные материалы, изучал лучшие образцы конкурентов (среди которых были и модели «Беретта»), научился сам собирать и разбирать пистолеты, консультировался с лучшими европейскими мастерами, заставлял своих знакомых из околовоенной среды тестировать деревянные макеты с закрытыми глазами, чтобы найти наиболее удобный угол захвата (практика показала, что он составляет 21,5 градус). Все прототипы Глок тестировал лично в своем гараже, где он обустроил полигон. Примечательно, что стрельбу он вел левой рукой, поскольку боялся, что его детище, собранное буквально на коленке, может взорваться во время выстрела — а так у правши Глока будет возможность и дальше работать над эскизами, пусть и без одной руки. Позже сам Глок признает, что его «взгляд новичка» не только не мешал, а, наоборот, помогал ему в работе.

В результате в 1982 на конкурсные испытания Глок представил модель, которая превзошла по всем показателям других европейских фаворитов, — «Глок-17». Индекс 17 был присвоен изделию по номеру патента (это был 17 патент Глока), однако, по случайности, количество патронов в двурядном магазине пистолета тоже составляло 17 — таким образом, модель побила «вальтеровские» 8 патронов. Требование относительно легкости пистолета Глок решил с помощью полимерных материалов — каркас оказался удивительно прочным и устойчивым к коррозии, а сам пистолет весил меньше всех кандидатов — всего 661 грамм. Помимо этого, «Глок-17» состоял всего из 33 деталей, что делало его максимально простым в обслуживании, показал статистику 1 задержка на 10 тысяч выстрелов, безотказно работал при экстремально высоких и низких температурах (от -50 до +50 градусов), в воде, засыпанный грязью и землей.

С такими показателями Глок оставил всех конкурентов далеко позади: он легко одержал победу в конкурсе и получил заказ от Министерства обороны Австрии на 20 тысяч пистолетов «Глок-17». С тех пор в оружейном бизнесе это одно из самых громких и авторитетных имен, а модели компании используются по всему миру.

Наган

Наган, давно ставший синонимом револьвера, был одним из самых популярных оружий русских офицеров, однако разработан он был не отечественными, а европейскими конструкторами. Два брата Эмиль и Леон Наган жили в городе Льеже — традиционном центре оружейного ремесла Бельгии. В середине XIX века они открыли собственную фирму по производству металлических изделий и ремонту промышленного оборудования и револьверов. Вскоре от ремонта чужого оружия они перешли к изготовлению собственного — тогда же фабрика стала называться «Оружейный завод Эмиля и Леона Наган». Впрочем, винтовки братьев не снискали особой популярности и не принесли Наганам фантастического состояния, однако этот опыт оказался полезен с точки зрения практических навыков и профессиональных знаний.

Наган

Поворотным моментом стало знакомство братьев с Сэмюэлем Ремингтоном — известный американский оружейник приехал к ним на завод в 1867 году. Качество и надежность продукции, а также квалификация работников настолько понравились Ремингтону, что он дал братьям лицензию на изготовление винтовок его собственной конструкции. Однако Эмиль несколько усовершенствовал задумку американского оружейника и переделал откидной затвор винтовки — Ремингтон дал добро на эти изменения: система получила название «Ремингтон-Наган» и была реализована в двуствольном охотничьем ружье.

В 1877 году Эмиль запатентовал собственное изобретение — конструкцию револьвера калибра 9,4 мм, которая позволяла производить одновременную экстракцию отработанных гильз. Револьвер Эмиля Наган понравился голландской полиции, которая взяла его на вооружение под названием «Револьвер М 1877». Спустя год свет увидела новая модель системы Наган — массивный шестизарядный револьвер с ударно-спусковым механизмом двойного действия отправился прямиком унтер-офицерам бельгийской армии и конной жандармерии. Это положило начало восхождению револьверов братьев Наган на вершину оружейного бизнеса — в следующие годы их оружие уже поставлялось в самые разные страны, от Бразилии до Сербии.

До России система Наган добралась в конце XIX века, когда в стране развернулась программа перевооружения. До этого на смену «берданке» (кстати, тоже названной в честь изобретателя британца Хайрема Бердана) пришла трехлинейка образца 1891 года — в ее разработке, помимо Мосина, принимал участие и Леон Наган — в одиночку, поскольку прогрессирующая слепота Эмиля вынудила его отстраниться от ведения дел. В 1895 году было решено сменить и морально устаревшие 10,67-мм «Смит-Вессоны» на более прогрессивные и надежные револьверы. Список требований был жестким: масса — не превышает 920 грамм, калибр, число и профиль нарезов ствола — аналогичные с трехлинейкой Мосина (чтобы использовать винтовочные стволы и для производства револьверов), высокая кучность стрельбы, барабан на семь патронов, большое останавливающее действие пули.

После продолжительной конкурентной борьбы, развернувшейся между Леоном Наганом и еще одним бельгийским оружейником Анри Пипером, представившем модель М1889 «Байяр», револьвер Нагана одержал победу. Для участия в конкурсе Леон переделал образец 1892 года под 7,62-мм патрон. Кроме того, ему пришлось представить два варианта конструкции: с самовзводом и без него. Первый предназначался для офицеров, а второй, ручной, — для солдат, которым, как полагалось, автоматический взвод ни к чему — только боеприпасы зря переводить. В 1895 году Россия заключила контракт с Леоном Наганом на поставку 20 тысяч револьверов, а вдобавок бельгиец обязался помочь с запуском производства револьверов на Тульском оружейном заводе, предоставляя право на изготовление своих револьверов в полную собственность русского правительства. Так началась история «обрусевших» наганов, которые сыграли важнейшую роль в революционном движении, в сражениях Гражданской войны и боях, которые вела Красная Армия вплоть до окончания Второй мировой.

Другие образцы оружия, изменившие ход истории, уже затерялись в этой самой истории – прошло слишком много времени с тех пор, как от мастерства конкретных оружейников зависели судьбы городов и целых цивилизаций. Возродить это ремесло берутся герои проекта «Лучший оружейник», которым предстоит заново создавать культовые образцы военного дела прошлых столетий — от ружья первых поселенцев Америки до меча викингов. Оценивать каждый экземпляр будет бывший снайпер спецназа — он проверит скорость, точность и прочность моделей как в оружейной мастерской, так и в полевых условиях, а экспертное жюри присудит конкурсантам баллы.

Поделиться с друзьями