Чем болеет человечество в XXI веке

Для большинства жителей России, не имеющих отношения к медицине, малярия и лихорадка стоят в одном ряду с цингой, чумой, оспой и испанским гриппом — заболеваниями, которые давно остались в прошлом. Однако только за последний год в России зарегистрировано более ста случаев заражения лихорадкой денге, у 18 пациентов диагностирован вирус Зика, а с января 2017 года как минимум три человека заразились малярией. Как и почему заболевания из учебников истории и рассказов про индейцев вдруг стали частью современной реальности, комментирует Александр Чепурнов, вирусолог, доктор биологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского Института Фундаментальной и Клинической Иммунологии.

Москитный железный занавес

На протяжении примерно последних шестидесяти лет Россия была относительно благополучным регионом с точки зрения инфекционных болезней, распространяемых москитами. В других странах бушевали эпидемии, вспыхивали очаги новых инфекций, но в Россию они не проникали — СССР был закрытым государством, внешние контакты строго ограничивались, и привезти на Родину какой-нибудь экзотический вирус было практически невозможно. С теми же проблемами, что существовали внутри страны, активно — и результативно — боролись. Так, например, чтобы справиться с малярией в Сочи, иссушались болота, высаживались эвкалипты, отпугивающие комаров, в местных водоемах разводили гамбузию — рыбу, которая питается и самими насекомыми, и их личинками. В других регионах использовали биологические и химические методы, включая обработку огромных территорий противомалярийными средствами в том числе и с привлечением авиации. Все это принесло заметные результаты: в 1962 году даже была выпущена специальная почтовая марка в честь окончательной победы над малярийным комаром. Впрочем, несколько десятков случаев в год все же наблюдалось, однако их нельзя сравнивать с 9 миллионами зараженных в 1934-1935 годах.

Безбилетные пассажиры

В XXI веке эпидемиологический статус по малярии в России начал меняться: о пандемии речь не идет, но тенденция наблюдается тревожная. В 2016 году в России было зарегистрировано 100 случаев малярии: завезли их из 28 стран Африки, а также Индии, Афганистана и Океании. Заметно увеличивается количество заболеваний лихорадкой денге — вирусной инфекцией, передающейся укусами москитов Aedes aegypti. Так, в 2012 году было зарегистрировано 63 пациента, а в 2015 — уже 136. В феврале 2016 года до России добрался и вирус Зика, который также переносят комары рода Aedes. Прогноз развития эпидемической ситуации в 2017 году не исключает возможности локального повышения заболеваемости и лихорадкой Западного Нила в отдельных субъектах РФ.

В первую очередь все эти тенденции связаны с активным развитием массового туризма. Всё больше россиян предпочитают проводить отпуск в экзотических странах: Вьетнаме, Таиланде, Индии, Уганде, Малайзии, Гаити, Камбодже, Лаосе, Алжире, Кении, Бразилии, Танзании, Мексике, Тайвани и многих других. Между тем именно Юго-Восточная Азия, Латинская Америка и Африка — то есть тропические и субтропические регионы — считаются эпицентрами опаснейших заболеваний, которые переносят москиты. Кроме того, москиты и сами могут путешествовать — например, поселиться в шинах автомобиля, который отправляется на борту торгового судна с одного континента на другой, или в самолете, который выполняет рейс через весь земной шар. Именно так насекомые, которых мы привыкли считать экзотическими, добираются до российских регионов, где постепенно адаптируются к новым климатическим условиям.

Глобальная угроза

Впрочем, подобные тенденции наблюдаются не только в России. Москиты расселяются практически по всему миру, за исключением Новой Зеландии и островов Тихого океана. В этом им помогает не только внешняя торговля и туризм, но и изменяющийся климат: глобальное потепление позволяет комарам быстрее приспосабливаться к новым погодным реалиям и спокойно переносить европейские и американские зимы. До 1970 года эпидемия лихорадки денге коснулась 9 стран, а сегодня в группе риска находятся почти 4 миллиарда человек в 128 странах мира. Вирус Чикунгунья с Индийского субконтинента москиты-переносчики распространили по Европе и Северной Америке: с 2013 года отмечено около 14 миллионов случаев заражения. В Великобритании ежегодно регистрируется более 1500 пациентов с малярией — новый заболевший появляется каждые 6 часов.

Показательно распространение вида Aedes albopictus — комаров, переносящих множество генетических болезней и вирусов, такие как вирус долины Чаче, Чикунгунья, вирус денге, вирус восточного энцефалита лошадей, вирус Западного Нила и вирус энцефалита Сент-Луис. Этот вид из Юго-Восточной Азии проник в Северную и Южную Америку, Африку, Европу и Австралию, и ареал его обитания во всех частях света продолжает расширяться. В настоящее время Aedes albopictus заселил уже 36 из 50 американских штатов. В Европе он был впервые отмечен в 1979 году в Албании, куда попал, по-видимому, из Китая (одной из немногих стран, торговавших в то время с Албанией). В настоящее время этот вид распространился уже почти по всей Италии, проник в Испанию, Швейцарию, Францию, Грецию и в бывшие югославские республики, отмечался также и в Бельгии, Нидерландах и на юге Германии. Вероятно, не исключено и его появление в бывших советских республиках, в том числе на юго-западе России.

Ещё более показательна ситуация с вирусом Западного Нила. Впервые он был выявлен в 1937 году в Уганде. Сегодня инфекции людей, обусловленные этим возбудителем, регистрируются во многих странах мира на протяжении более чем 50 лет. В 1999 г. вирус Западного Нила, циркулирующий в Тунисе и Израиле, был завезен в Нью-Йорк, что привело к вспышке болезни, которая в последующие годы распространилась на континентальной территории США. Именно эта история с распространением болезни Западного Нила в США (1999-2010 гг.) продемонстрировала, что ввоз и закрепление трансмиссивных патогенных микроорганизмов за пределами их нынешней среды обитания представляют серьезную опасность для мира. После его интродукции в 1999 г. в США вирус распространился и в настоящее время широко укоренился на территории от Канады до Венесуэлы.

В этот же период болезнь была занесена и в Россию. Эпидемическая вспышка лихорадки Западного Нила возникла в 1999 году в Волгоградской и Астраханской областях и Краснодарском крае. Например, в Волгоградской области в июле-августе 2010 года число заболевших составило 170 человек, 5 случаев — со смертельным исходом (все летальные исходы — у пожилых людей). Инфицирование человека чаще всего происходит в результате укусов инфицированных комаров. Комары заражаются во время питания кровью инфицированных птиц - в их крови вирус циркулирует в течение нескольких дней. В конечном итоге вирус попадает в слюнные железы комара. Во время его последующего питания кровью вирус может попадать в организм людей и животных, где он может размножаться и приводить к болезни. Вирус Западного Нила поддерживается в природе благодаря циклу передачи «комар-птица-комар». Хотя у примерно 80% инфицированных болезнь проходит бессимптомно, у 20% развивается тяжёлое лихорадочное состояние, приводящее в ряде случаев к смерти.

Всего от укуса москитов в мире ежегодно умирает более 750 тысяч человек — это гораздо больше, чем от нападений диких животных, что делает москитов самыми опасными насекомыми на Земле. Впрочем, даже если летального исхода удается избежать, сами болезни протекают очень тяжело: ту же самую лихорадку денге называют еще костоломной, поскольку она вызывает острейшую боль в суставах, мышцах и костях. Малярия, вирус Зика, Чикунгунья и желтая лихорадка сопровождаются температурой под 40 градусов, головокружением, тошнотой, зудом, рвотой и даже анорексией. Серьезную угрозу представляют комары-переносчики заболеваний для беременных, вернее — для будущего ребенка, поскольку они могут спровоцировать врожденные пороки развития. Так, вирус Зика вызывает микроцефалию у ребенка, если мать заражается во время беременности.

Есть ли выход

Чтобы остановить проникновение экзотических вирусов из их эпицентров в другие районы, пришлось бы полностью отказаться как минимум от международной торговли и туризма. Разумеется, такие радикальные методы не подходят современному миру, поэтому необходимы комплексные меры решения проблем. В первую очередь, конечно, профилактика всех, выезжающих в страны с высоким риском заражения. Для каждого региона существуют свои рекомендации, получить которые можно на консультации у врача. Обычно это прививки или специальные препараты (против малярии, например, вакцины пока нет). При этом прививки необходимо делать как минимум за две недели до въезда в страну, чтобы успел выработаться иммунитет. Кроме того, туристам следует помнить о правилах безопасности: стараться носить закрытую одежду, пользоваться репеллентами, не открывать окна на ночь, останавливаться в отелях, где есть москитные сетки.

В странах с неблагополучной эпидемиологической обстановкой к профилактике заболеваний тем более нужно относиться максимально серьезно и проводить её, возможно, на государственном уровне, чтобы сократить случаи заражения внутри региона и не допустить распространения инфекции за рубежом. К эффективным методам можно отнести и усиление санитарного контроля, причем не только во время вспышек заболевания, но и на постоянной основе. Например, обработка салонов самолетов специальными аэрозолями против москитов и усиление работы карантинных пропускных пунктов в аэропортах. Проблема заключается в том, что москиты способны развивать устойчивость к различным пестицидам, что подводит к огромной проблеме — повышению эффективности борьбы с комарами и мошкой. Последняя пока не зарекомендовала себя переносчиком инфекций, однако и это возможно. Кроме чисто эстетических моментов укусы летающих кровососущих превращаются в эпидемиологический фактор. В 70-е годы эффективность показало масштабное применение репеллентов с использованием авиации. Именно так в окрестностях Новосибирска на десятилетия исчезла мошка, однако одновременно был нанесен значительный урон природе. Необходимо активно разрабатывать, испытывать и внедрять биологические средства уничтожения комаров и мошки. Прототипы таких препаратов существуют, но требуются средства на их внедрение и совершенствование. Также возможно и создание гаджетов, создающих поля защиты на основе физических принципов. Так, в середине июня издание Daily Mail сообщило[1] о том, что, по результатам последних исследований, на москитов можно воздействовать светом — это подавляет их склонность кусать людей в среднем на 4 часа после облучения.