Эверест: невидимый враг на крыше мира

Эверест — самая высокая гора в мире, однако, вопреки распространенному мнению, далеко не самая опасная. Пики Аннапурна, Чогори и Нангапарбат имеют рейтинги смертности от 23% до 41%, тогда как на Эвересте эти показатели в среднем равны 7%. Это связано с невероятно развитой туристической инфраструктурой — попавший в беду альпинист может рассчитывать не только на помощь своего гида, но и на эвакуацию на вертолете. Так, герой программы Discovery Channel «Спасатели Эвереста» Джейсон Лейнг был удостоен премии Международной вертолетной ассоциации «Пилот года» за участие в сложнейших спасательных работах 2014 и 2015 годов. Однако несмотря на сравнительно комфортные условия восхождения, далеко не всем удается покорить Эверест, поскольку самый опасный враг на вершине — невидимый.

Не надышаться

Официально Эверест был покорен в 1953 году — слава первопроходцев, оказавшихся на высоте 8848 метров, принадлежит Эдмунду Хиллари и Тенцингу Норгею, хотя дискуссии о судьбе экспедиции 1924 года Джорджа Мэллори и Эндрю Ирвина ведутся до сих пор. Всего за эти годы «крышу мира» покорило почти 7650 человек разных возрастов, профессий, национальностей, конфессий и физической подготовки. Однако всех их можно условно разделить на две группы, зачастую непримиримые. Первые — это те, кто предпочитают совершать восхождение с использованием кислородных баллонов, вторые — те, кто от них сознательно отказываются.

На покорение горы в среднем уходит два-три месяца в зависимости от погодных условий. При этом долгие недели тратятся не на само восхождение, а на проживание в лагерях — промежуточном, Базовом и высотных. Причем нередко команда движется по принципу «два шага вперед — один назад»: поднимается как можно выше и возвращается на стоянку на уже пройденную высоту, как будто спускается на ступень ниже. Это нужно в первую очередь для постепенной акклиматизации, адаптации организма к экстремальному климату и совершенно иной, высотной атмосфере.

В условном низкогорье, где обычно живет человек (высота на уровне моря), атмосферное давление составляет 760 мм. рт. ст., концентрация кислорода в воздухе — примерно 20,9%, а парциальное давление О2 в наружном воздухе — 159 мм. рт. ст. В таких условиях насыщение гемоглобина кислородом более чем достаточное — 94-96%. Но чем выше в горы — тем ниже эти показатели: уменьшается как атмосферное давление, так и парциальное давление кислорода в атмосфере. Уменьшается и насыщение гемоглобина кислородом. В целом, все зависит от конкретного человека и его физических данных, однако в среднем высота до 3000 метров обычно не представляет собой серьезной опасности, и организм к ней легко приспосабливается. А вот уже на уровне 5000 метров — как раз там, где располагается Базовый лагерь Эвереста — парциальное давление вдвое меньше (80 мм. рт. ст.), чем в низкогорье. В принципе, при мобилизации компенсаторных физиологических реакций и грамотном подходе к постепенной адаптации организм вскоре привыкнет к новым условиям и успешно справится с кислородной недостаточностью. Поэтому альпинисты и проводят в Базовом лагере три недели, а то и месяц, постепенно приучая тело к новым климатическим реалиям. Впрочем, нередко группы делают остановки и на полпути к Базовому лагерю, поскольку даже такие перепады высот могут быть ощутимы — всё индивидуально.

Как только организм привыкает к изменившейся обстановке, альпинисты продолжают путь. Вплоть до 6000 метров они находятся в зоне неполной акклиматизации — здесь даже при активизации всех механизмов приспособления человеку сложно на все 100% противостоять влиянию высоты и находиться длительный период времени, сохраняя высокую физическую и психологическую функциональность. После отметки 7000 метров приспособиться к высоте выйдет только на короткое время, а после, пару недель спустя, адаптационные реакции исчерпают сами себя и окажутся неэффективны. Здесь же уже явно проявляются признаки гипоксии — пониженного содержания кислорода в органах и тканях. После 8000 метров начинается предельная зона или, как ее еще называют, зона смерти. Воздух разрежен настолько, что приходится дышать как можно глубже, но каждый вдох даётся тяжелее, а эффекта приносит все меньше. Так, на подступах к вершине Эвереста только для того, чтобы сделать один шаг, альпинисту требуется пятнадцать вдохов.

Кроме того, после 8000 метров на накопившуюся за два месяца общую усталость, истощение и обезвоживание организма накладывается и горная болезнь. Её верные признаки — апатия, изможденность, вялость, головокружение, сонливость, безучастность ко всему происходящему, головная боль, нарушение пищеварения и полное отсутствие аппетита, галлюцинации. Работоспособность находится практически на нуле — простейшие действия вроде завязывания шнурков или глотка чая кажутся невероятно сложными и невыполнимыми. Находиться в зоне смерти только за счет внутренних резервов физически не сможет даже очень тренированный и опытный альпинист — через два-три дня летальный исход неизбежен.

Дышите — не дышите

Те, кто непременно хочет покорить Эверест и при этом не готов сознательно многократно увеличивать риски для жизни, используют при восхождении кислородные баллоны. Стоит отметить, что даже одни из первых попыток подняться на гору проходили именно с использованием кислородных аппаратов: так, в 1922 году второй британской экспедиции удалось достичь 8000 метров, тогда как предыдущая экспедиция без кислородных масок смогла преодолеть лишь 6600 метров. Да и Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей взошли на вершину именно с баллонами за спиной.

Мнения насчет использования на высоте кислородных баллонов расходятся. Одни считают, что это неотъемлемая часть альпинистского оборудования — точно такая же, как и остальное снаряжение и экипировка. Другие полагают, что кислородные баллоны — это не что иное, как допинг, значительно упрощающий процесс восхождения. Особо радикальные приверженцы этой точки зрения нередко отвергают и чрезвычайно развитую туристическую инфраструктуру на Эвересте: профессиональных гидов-проводников, носильщиков, поваров, комфортные условия Базового лагеря или промежуточных стоянок, в некоторых из которых альпинистам предлагают даже сауну. Такая коммерциализация и, соответственно, популяризация Эвереста воспринимается ими в негативном ключе.

Впервые без кислорода покорить гору удалось итальянцу Райнхольду Месснеру и австрийцу Петеру Хабелеру в 1978 году, а два года спустя Месснер повторил бескислородное восхождение уже в одиночку. Примечательно, как позже опишет Месснер свои ощущения в книге «Хрустальный горизонт»: «Передышка. Полное бессилие, только гортань горит при каждом вдохе… Вряд ли я дойду. Ни сомнений, ни радости, ни страха. Никаких чувств. Осталась только воля. Еще несколько метров — умирает и воля, побежденная бесконечным измождением. Теперь уже ни о чем не думаю, ничего не чувствую. Падаю и просто лежу. […] Не только во время подъема, но и при спуске моя сила воли притуплена. Чем дольше я поднимаюсь, тем более безразличным я становлюсь по отношению к самому себе». Несмотря на это, Месснеру все-таки удалось не только дважды благополучно взойти на Эверест без кислорода, но и стать первым человеком в мире, покорившем 14 «восьмитысячников».

Повторить опыт легендарного итальянского альпиниста стремятся многие. Только в 2016 году отправиться в путь без кислородных масок отважились 20 человек, но лишь пять из них сумели достичь цели. Самым известным стало восхождение двух альпинистов-фотографов Кори Ричардса и Эдриана Баллинджера. Впрочем, Эдриан все-таки не смог преодолеть последний, самый сложный участок зоны смерти и был вынужден повернуть назад всего в 248 метрах от вершины — и это при том, что он был лучше подготовлен физически и прежде уже шесть раз поднимался на Эверест с помощью кислородных масок. Ричардсу же удалось оказаться на «крыше мира» без кислорода, при этом путь с отметки 8300 до вершины 8 848 метров занял у него восемь часов.

Поддержка с воздуха

Не всем хватает сил, как Эдриану Баллинджеру, отступиться, когда позади долгие месяцы подготовки и восхождения, а заветная цель так близко. Нередко мечта и амбиции пересиливают даже инстинкт самосохранения — в таких случаях исход в подавляющем большинстве трагический. На вершину мало подняться — с нее еще необходимо спуститься и вернуться хотя бы на отметку 7000 метров, а на это организм, долгое время вынуждаемый превосходить пределы своих физиологических возможностей, просто не способен. В критических ситуациях, когда необходима оперативная медицинская помощь, рассчитывать альпинисты могут только на экстренную эвакуацию. Однако разреженный воздух создает серьезные препятствия для вертолетов — лопасти просто не могут создавать опорную подушку нужной плотности, поэтому долгое время считалось, что предельные высотные характеристики вертолётов ограничены примерно 6000 метрами.

В мае 2005 года Дидье Дельсаль опроверг эту точку зрения: он совершил посадку на самой вершине Эвереста, а на следующий день приземлился повторно, чтобы доказать, что это была не случайность. Рекорд французского пилота дал старт активному развитию вертолетно-спасательных работ на Эвересте. Обычно зона эвакуации составляет 6400 метров, но пилоты поднимаются и на высоту 6900 метров (29 апреля 2010 года), 7800 метров (21 мая 2013 года). Конечно, нужно учитывать, что далеко не каждая машина предназначена для работ на таких высотах, поэтому спасатели используют модифицированные, а не серийные версии, которых не так уж и много. Сам Дельсаль пилотировал вертолет AS-350, облегченный, с наддувом, который подавал кислород.

Не менее сложно и найти пилотов, способных работать на экстремальной высоте. Помимо высочайшего уровня профессионализма и подготовки, у них должен быть и определенный уровень допуска. Принципиально важны также и физические данные, и психоэмоциональная устойчивость, поскольку в критических ситуациях пилот должен уметь принимать правильные решения в считанные секунды. По словам героя проекта «Спасатели Эвереста», пилота Лоренца Нуфера, альпинисты, страдающие от недостатка кислорода, очень часто принимают неверные и даже фатальные решения — высота многократно снижает концентрацию внимания и критическое отношение к реальности. Лоренцу доводилось спасать альпиниста, который трижды пытался покорить Эверест и каждый раз на одной и той же высоте у него развивался отек легких. Вместо того, чтобы вернуться, альпинист продолжал свой путь, пока не смог двигаться дальше и не вызвал вертолет спасателей. Поэтому пилот должен уметь не только удерживать плохо слушающийся на таких экстремальных высотах вертолет, но и сохранять хладнокровие в стрессовой ситуации и принимать решения не только за себя и экипаж, но и за попавшего в беду альпиниста.

Использовать кислород или сознательно от него отказаться — это личный выбор каждого альпиниста. С одной стороны, он позволит значительно сократить возможные риски на высоте после 7000 метров и преодолеть зону смерти с меньшим стрессом для организма. С другой стороны, бескислородное восхождение позволяет испытать свои истинные возможности, не надеясь на технические достижения цивилизации. В любом случае, всем покорителям вершины необходимо заранее объективно оценить свою физическую подготовку и готовность рискнуть не только здоровьем, но и жизнью.