Неизвестно, когда появились вирусы – на этот счет существует много разных гипотез, и по одной из них, они появились задолго до возникновения клеточных живых организмов, не говоря уже о человеке. Так или иначе, люди ведут с ними постоянную борьбу, но как только мы одерживаем победу над одним врагом, ему на смену приходит новый. В результате вирусные заболевания существуют до сих пор, а люди до сих пор пытаются их укротить. Программа Discovery Channel также обратилась к теме вечного противостояния и рассказала, как исследователи покоряют некоторые из вирусов, которые доставляют или доставляли в прошлом больше всего хлопот. В нашем материале – три «героя»: одного из них вряд ли удастся победить в ближайшее время, победа над другим, похоже, виднеется на горизонте, а над третьим совсем недавно медицине удалось взять верх.

Вездесущий и непобедимый: стоит ли ждать панацею против гриппа?

Грипп в нашем представлении – неприятность, с которой приходится мириться. Осенью каждый пытается защититься от нашествия очередной эпидемии по-своему – кто-то делает прививку, кто-то прибегает к бабушкиным средствам, кто-то носит маски, но так или иначе большинство из нас болеет гриппом с завидной регулярностью. И у многих наверняка возникал вопрос – почему человечество смогло победить и полностью искоренить грозные и опасные вирусные заболевания – например, оспу, но никак не может справиться с «каким-то» гриппом, который ежегодно всем нам докучает.

На самом деле грипп не так безобиден, как кажется – во времена печально известной эпидемии «испанки» в начале ХХ века в Европе погибло от 25 до 100 млн человек – такой разброс цифр объясняется тем, что в те времена было не до точной статистики, и оценки сделаны лишь приблизительно. Но и сейчас, когда медицина шагнула далеко вперед, по данным ВОЗ, от гриппа ежегодно умирает в среднем от 250 до 500 тысяч человек, а в годы эпидемий и пандемий эти цифры могут доходить до двух-трех миллионов.

Так что все-таки мешает остановить нашествие докучливого гриппа раз и навсегда, тем более что из всех случаев инфекционных заболеваний грипп и ОРВИ составляют 95%? Это не удается в первую очередь потому, что его вирус очень вариативен – постоянно появляются новые и новые штаммы, которые подбирают «ключ» к нашим клеткам.

«Вирус гриппа, как и любой другой вирус – облигатный (обязательный) паразит: у него нет собственной системы размножения и существования, он может только встраивать свою наследственную информацию в геном восприимчивых к конкретному вирусу клеток, и уже эти клетки, подчиняясь командам встроенного генетического «командоаппарата» за счет своих ресурсов, создают потомство внедрившегося в него вируса. И когда мы входим в контакт с вирусом, то он либо проникает через клеточную оболочку, либо нет. На то, по какому пути будут развиваться события, влияет, есть ли у клетки рецепторы, специфические для данного вида вируса, а также приобретенный иммунитет к этому конкретному штамму. Если мы когда-то им уже заразились и благополучно с ним справились, организм имеет подготовленные против данного возбудителя иммунокомпетентные клетки, быстро активирующие выработку антител, нейтрализующих вирус, интерферонов и других цитокинов, защищающих рецепторы клеток мишеней и активирующих иммунитет.

Поскольку геном большинства вирусов представлен РНК, (у некоторых видов вирусов, например, оспы, геном представлен ДНК), а РНК в тысячу раз чаще подвержена мутациям, то копия достаточно часто не идентична оригиналу по антигенному портрету и не распознается иммунной системой», – объясняет Александр Чепурнов, вирусолог, доктор биологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского Института Фундаментальной и Клинической Иммунологии.

Да и в целом противовирусные препараты – если говорить не только о гриппе –сложно создавать именно потому, что от них требуется две прямо противоположные вещи: они должны убивать вирус, который сидит в клетке, но при этом ее саму оставить в неприкосновенности. Ведь, по сути, у вируса нет ничего своего, кроме упомянутой РНК и оболочки: чтобы размножаться, ему необходима чужая клетка – иначе он не может. Это его отличает от бактерий – клеточных организмов, которые можно уничтожить сами по себе. Мы не можем убивать вирус вместе с клеткой – это было бы сродни самоубийству. И когда речь идет о смертельно опасной болезни, то ученым не остается ничего другого, кроме как искать пути точечного воздействия на вирус, а если мы имеем дело с менее опасным врагом, с которым организм справится и сам, то гораздо проще работать в другом направлении: придумать, как помочь организму сделать это надежнее и быстрее.

Вот почему нам вряд ли стоит ждать волшебной пилюли против гриппа в ближайшее время: процесс его разработки слишком уж напоминает процесс наполнения водой бездонной бочки – стоит понять, как уничтожать один конкретный вирус, как на его место приходят десятки «мутантов», новых штаммов, против которых необходимо совсем другое оружие. Конечно, исследования ведутся, и не исключено, что когда-нибудь они увенчаются успехом, но сейчас усилия экспертов скорее сосредоточены на том, чтобы повысить точность прогнозов при составлении вакцин на сезон, а ВОЗ ставит одной из своих основных задач «проведение эпиднадзора за болезнью, принятия ответных мер на вспышки болезни и расширения охвата вакцинацией в группах высокого риска».

ВИЧ: за горами ли победа?

ВИЧ – один из самых изученных вирусов на планете. О нем опубликованы сотни тысяч научных статей, ученые досконально выяснили как он устроен и как работает. Но при всем при этом победить противника пока не удалось – вакцины, которая помогла бы надежно защититься от болезни, или препарата, который бы убивал возбудителя раз и навсегда, до сих пор не изобрели.

Несмотря на то, что термины «ВИЧ» и «СПИД» мы узнали в конце восьмидесятых – начале девяностых годов прошлого столетия, когда этот вирус стали называть чумой ХХ века, сам возбудитель и вызываемые им заболевания появились примерно сто лет назад. Он был передан человеку от обезьян – точную дату назвать сложно, но, согласно данным последних исследований, это произошло в 1920-е годы в Западной Африке. Первый зафиксированный случай смерти от СПИДа приходится на 1959 год, но зарегистрирован он был задним числом – на тот момент никто не знал истинной причины, и лишь позднее удалось определить, что погибший мужчина был заражен ВИЧ. Сам же вирус был открыт только в 1983 году учеными США и Франции, которые проводили исследования независимо друг от друга.

Коварство вируса заключается в том, что он живет в организме долгие годы, не проявляя себя, но постепенно ослабляя иммунную систему человека – СПИД сам по себе не болезнь, а уязвимое состояние, при котором начинают возникать инфекционные или онкологические заболевания. При этом для человека, чей иммунитет разрушен ВИЧ, смертельными становятся инфекции, с которыми здоровый организм при должном лечении обычно справляется.

Уже последние несколько лет нам обещают, что лекарство от ВИЧ и СПИДа вот-вот появится, и даже генсек ООН заявил, что к 2030 году победа будет одержана, но неизвестно, станет ли желаемое действительным. Правда, появляются эффективные препараты, которые действуют иначе, и здесь исследователи работают в трех направлениях. Во-первых, это средства, которые помогают защититься от «сопутствующих» болезней, во-вторых, это препараты, которые облегчают их течение, но главное – это лекарства, которые блокируют размножение вируса и замедляют его смертоносное действие.

В этом направлении на сегодняшний день достигнуты заметные успехи. Если еще лет двадцать назад СПИД казался неизлечимым, а диагноз звучал как приговор скорой смерти, то сейчас современные препараты позволяют ВИЧ-инфицированным людям доживать до старости. При этом обычно применяют комбинированную терапию, когда пациент принимает сразу несколько лекарств. Главная задача – удерживать количество вируса в организме ниже определенного уровня, что не позволяет ему подавить деятельность иммунных клеток. Однако в последнее время появляются сообщения о новых средствах, которые работают по принципу «одной таблетки». Например, в начале этого года одна из фармацевтических компаний заявила о разработке нового препарата: его достаточно принимать один раз в две недели, чтобы обеспечить тот же эффект, который раньше давала целая пригоршня пилюль. В конце прошлого года о заметных успехах в этом направлении сообщали и российские ученые – они создали препарат, который мешает вирусу ВИЧ встраивать себя в ДНК клетки. Сейчас это вещество проходит клинические испытания.

Однако ситуация с ВИЧ во всем мире, несмотря на эти успехи, остается далеко не радужной – хотя эффективные препараты уже разработаны, у многих нет к ним доступа. Среди государств с высоким процентом заболеваемости – в первую очередь некоторые страны Африки, где зачастую нет не только современных лекарств, но и базовой медицинской помощи. В более развитых государствах все тоже не так радужно – где-то не хватает препаратов, а кому-то не хватает на них средств. При этом, чтобы остановить нашествие болезни, важно не только разработать вещество, убивающее вирус, но и повышать грамотность населения – ряд простых мер предосторожности значительно снижает риск заражения. Эти правила всем известны – избегать случайных половых связей и незащищенного секса, пользоваться только одноразовыми шприцами и другими медицинскими инструментами, которые вступают в контакт с кровью, избегать косметических процедур в сомнительных местах, не пользоваться услугами тату-салонов, которые не вызывают доверия, не бриться чужими бритвами и т.п. «Кроме того, серьезным шагом к победе над ВИЧ стало бы появление средств экспресс-диагностики, которые можно было бы использовать в быту (например, ВИЧ-тесты, определяющие наличие вируса в организме по слюне). Эта мера стала бы не менее эффективной, чем использование презервативов», – отмечает Александр Чепурнов.

Эбола: враг повержен, но все еще опасен

Несколько лет назад мир оказался в панике, чувствуя себя безоружным перед нашествием нового врага – вируса Эбола, вызывающим одноименную лихорадку. В августе 2014 года ВОЗ признала болезнь угрозой всемирного масштаба. Во-первых, она оказалась очень заразной: ею заболевали до 95% человек, вступивших в контакт с вирусом. Во-вторых, коэффициент смертности от нее мог доходить в отдельных случаях до 90%, а в среднем составил около 50%, и противопоставить ей было нечего. Однако впервые вирус дал о себе знать еще раньше, в 1976 году, когда от него в Демократической Республике Конго (бывший Заир) и Судане погибло более 400 человек. Эпидемиологи считают, что природным резервуаром из которого вирус периодически "атакует" человека являются летучие мыши, которых в Африке нередко употребляют в пищу.

В 2014 году жертв стало на порядок больше – тогда погибло около 12 тысяч человек. Распространению болезни способствовали и обычаи, противоречащие нормам гигиены – например, в ряде стран Африки водой, которой омывали тело умершего, обрызгивают всех присутствующих на похоронах в знак благословения. Учитывая, что вирус попадает в организм через микротрещины кожи и слизистых оболочек, в том числе органов дыхания, эта традиция ускорила распространение эпидемии. Хотя основные очаги располагались на африканской территории, вирус успел перебраться и в Европу, в том числе в Россию.

Понятно, что перед лицом такого опасного противника было необходимо срочно изобрести оружие. Пока его не было, действовали в основном карантинными мерами, ограничивая территорию распространения вируса. Заметную роль сыграла и пропаганда правил гигиены среди жителей африканских деревень – элементарные правила вроде постоянного мытья рук с мылом также стали действенным защитным барьером. «Эпидемию удалось локализовать, а в конце 2016 года, наконец, были закончены клинические испытания и аттестация рекомбинантной вакцины Эбола, созданной на основе вируса везикулярного стоматита еще в 2002-2004 годах. Аттестация разработанной вакцины долго не проводилась из-за коммерческой бесперспективности, и лишь с началом масштабной эпидемии 2014 года были выделены средства на эти работы», – рассказывает Александр Чепурнов.

ВОЗ заявила об успешных испытаниях, подтвердивших ее стопроцентную эффективность. Буквально на днях появились сообщения о новых вспышках лихорадки Эбола в Конго – ВОЗ заявила, что отправит туда 4000 доз вакцины. Программа Discovery Channel «Вирусы» рассказывает историю, благодаря которой у нас появилось это действенное оружие. Одновременно в ней звучит и предостережение, адресованное всем нам: эпидемиолог Центра по контролю и профилактике заболеваний США Сима Ясмин предупреждает, что вирус может вернуться в любое время, что и подтверждается последним случаем в Конго. Поэтому даже если мы и можем вздохнуть с некоторым облегчением, полностью расслабляться пока еще слишком рано. Из программы вы также узнаете, как было найдено спасение от другой страшной болезни – оспы, и как люди продолжают искать пути победы над гриппом.

Поделиться с друзьями