Как житель мегаполиса может спасти тигра

За последние 100 лет в мире стало на 96% меньше тигров: от мировой стотысячной популяции в дикой природе осталось всего 4000 особей, а из девяти подвидов пережить XX век удалось только шести. Какое нам, жителям мегаполисов, вообще дело до тигров, чем опасно их исчезновение с планеты и какие неочевидные, но элементарные привычки каждый может завести уже сегодня, чтобы помочь сохранить исчезающий вид — Esquire пытается разобраться с помощью Павла Фоменко, руководителя отдела по редким видам Амурского филиала WWF России, эксперта проекта «Спасти тигра».

Тигры вымирают по нескольким причинам, причем в разные периоды времени эти факторы свои. Так, если в XIX-XX веке шло массовое истребление хищников ради шкур и статуса, то сегодня главной угрозой популяции считается сокращение их естественного ареала. Цивилизация наступает, и наступает она преимущественно на горло тигриной песне — леса вырубаются, земли используют под застройку, под посевы или под еще какую-нибудь индустриально-промышленную нужду. Уничтожая территорию обитания тигров, человек не только выселяет их из дома, но и лишает еды: антилопы и кабаны (кормовая база хищников) тоже не могут полноценно размножаться в столь ограниченном пространстве. Именно поэтому, например, в Казахстане проект по реинтродукции вымершего туранского тигра начали с открытия нового Иле-Балхшаского резервата площадью более 415 тысяч га, а 11 января 2019 года там открылся первый вольер для бухарских оленей. Только после этого подготовительного этапа можно будет завозить на территорию амурских тигров — ближайших родственников исчезнувшего подвида, из которых и планируется возрождать туранских хищников.

Спасением же самих амурских тигров в России занимаются в Приморском крае, в том числе в национальном дальневосточном заповеднике «Бикин». Там работает руководитель отдела по редким видам Амурского филиала WWF России Павел Фоменко, который посвятил изучению и охране хищников более 25 лет. «Факторы, влияющие на популяцию тигров, постоянно меняются в зависимости от спроса, конъюнктуры рынка, политической ситуации. Если говорить про Россию, то в девяностые и в первые годы XXI века главной причиной было браконьерство — то есть непосредственное убийство животных. Однако с течением времени этот фактор заместился серьезной деградацией мест обитания — в первую очередь вырубкой леса. Кроме того, сегодня тигр страдает и из-за браконьерства другого рода — бесконтрольной охоты на диких копытных животных, которая сокращает его кормовой ресурс. Существует и потенциальная биотическая угроза, связанная с распространением очень серьезных заболеваний — в первую очередь среди дикого кабана, которым питается тигр, и собственно самих тигров.

Проблема браконьерства в мире стоит еще с древних времен, и проблема эта в первую очередь социально-экономическая. Можно усложнять жизнь людям, ужесточая законодательство до неба, но, по сути, не решая главный вопрос — пока человеку, в первую очередь сельскому, нечем кормить семью, он будет пытаться добыть кусок мяса, в том числе незаконным путем. В России достаточно сильные традиции охраны природы: у нас всегда были хорошие школы подготовки специалистов, прежде всего биологов-охотоведов. Конечно, мы перенимаем какие-то положительные моменты, но, по большому счету, учить нас нечему. Так, например, китайские браконьеры не приходят в парк Бикин и вообще стараются не ходить по русским лесам, но они пытаются все делать нашими же руками, скупая уже добытых животных. В данной ситуации спрос порождает предложение, поэтому тем, кто хочет как-то повлиять на ситуацию и поддержать тигров, достаточно просто не создавать то самое предложение: не приобретать шкуры или любую другую тигриную продукцию — в китайской медицине очень высоко котируются клыки и когти, например».

Что еще каждый из нас может сделать уже сегодня, если желание помочь есть, а шкуры и без того не интересуют и ехать сражаться с браконьерами на волонтерских началах кажется слишком радикальной переменой в жизни? Во-первых, пересмотреть свои ежедневные бытовые привычки. Это действительно поможет, пусть даже ближайший дикий тигр находится на расстоянии 8 тысяч километров. Сдавать картонную упаковку на переработку, сортировать мусор, выбрасывать батарейки только в предназначенные для них контейнеры, выключать воду во время чистки зубов, стараться все дела вести через электронный документооборот, отказаться по возможности от бумажной продукции (в том числе брать кофе с собой в собственной термокружке, а не в картонном стаканчике).

Это азы, это мелочи — но только на первый взгляд: так, за одну минуту из крана вытекает от 7 до 10 литров воды, и если перестать лить ее вхолостую, то за год можно сохранить до 8000 литров — и это один человек. Переработав одну тонну картона, можно спасти от вырубки 17 деревьев, а энергии, сэкономленной с помощью всего одной сданной на переработку алюминиевой банки, хватит на три часа работы телевизора. «Конечно, выброшенная бутылка или пластиковая посуда в ту же секунду фактически не повлияет на благополучие тигра где-то там далеко в дальневосточной тайге, — говорит Павел Фоменко. — Но надо понимать, что каждое такое действие — это тот малюсенький кирпичик, на котором зиждется благополучие диких животных и растений на самой вершине нашей пирамиды. Сломать же эту хрупкую конструкцию можно, находясь на другом краю планеты, потому что все в нашем мире связано и взаимообуславливаемо».

Человек пока еще может сохранить тигра, поскольку превосходство явно на стороне людей: так, в России осталось всего 540 амурских хищников, тогда как население страны превышает 140 миллионов. Но зачем нам сегодня, в XXI веке, помогать тиграм — особенно людям, которые живут в больших городах и не то что не зависят от дикой природы, а давно подчинили и обуздали её? Для Павла Фоменко исчезновение тигра с нашей планеты сравнимо с экологической катастрофой. «В природе существуют знаковые виды — они как маяки. Если маяк виден и мигает, то все нормально или относительно нормально, дикая природа существует. Если маяк погас, значит, беда. Вот так и с тигром. Он находится на вершине экологической пирамиды, состоящей из множества кирпичиков. Один кирпичик убрали — пирамида стала качаться, второй кирпич вынули — она завалилась на бок. Третий кирпич выбили неразумно из этой опоры — и рухнул наш маячок вместе с тигром. Конечно, можно воспринимать природу на экране телевизора или за окном собственного дома, но смотреть надо гораздо дальше, чтобы разглядеть, есть ли еще эти маячки — тигры, медведи, пумы, львы, леопарды, звери высшего уровня, индикаторы состояния дикой природы.

Помочь тиграм можно — но придется начать с себя: задуматься о последствиях выкидывания пластиковой бутыли или другого мусора, вовремя вспомнив ту самую пресловутую экологическую пирамиду. Еще можно повлиять любым удобным и легитимным способом на принимаемые решения в той стране, в которой живут звери-маяки. Можно поставить свою подпись под воззванием, и ваш голос может стать решающим в каком-то важном вопросе. Можно рассказать о проблеме детям, коллегам, соседям, семье — если хотя бы один человек начнет сортировать мусор, это будет хорошим примером для остальных. Разумеется, всегда можно помочь материально, поскольку даже небольшая сумма, переведенная в благотворительный фонд, может помочь в сохранении популяции».