Опасные болезни прошлого и современности

Впервые люди смогли увидеть вирусы в 1930-е годы, когда появились электронные микроскопы, ведь до этого человечеству приходилось сражаться с невидимым врагом. Впрочем, и сегодня, спустя почти 90 лет исследований, экспериментов и теорий, инфекционные агенты то и дело бросают вызов целым регионам. Эксперты проекта Discovery Channel «Вирусы» считают, что наша цивилизация в любой момент может столкнуться с угрозой, которая придет словно из ниоткуда — к этому нужно быть готовыми. Оружием на этой войне может стать накопленный многолетний опыт и эффективные вакцины, которых не существовало в те времена, когда эпидемии перекраивали демографическую историю и опустошали десятки городов. Рассказываем о пяти самых серьезных заболеваниях, унесших огромное количество жизней.

Чума

Чума, пожалуй, одна из самых страшных болезней, когда-либо обрушавшихся на землю. Массовые стихийные пандемии, ужас, охватывающий и парализующий десятки стран, изуродованные болезнью тела, сваленные в братские могилы, жутковатые чумные доктора и отсутствие какой бы то ни было надежды — все это превратило чуму в нарицательное понятие, под которым подразумевают что-то неотвратимое, ужасающее и невероятно опасное. Человечество пережило как минимум 6 крупных вспышек этого заболевания, из которых 3 относят к пандемиям, что в переводе с древнегреческого означает «весь народ».

Первая известная волна получила название Юстинианова чума, поскольку она пришлась на правление византийского императора Юстиниана I. Началась она в Египте, а позже распространилась на весь цивилизованный мир: эпидемия продлилась около полутора веков, спорадически проявляясь в разных регионах, однако пик ее пришелся на середину VI века н.э. Тогда в Константинополе ежедневно умирало приблизительно 5 000 человек, а иногда число жертв достигало и 10 000 в день — к концу самого острого периода вспышки население столицы Византийской империи сократилось на 40%. Всего же, по самым приблизительным оценкам, Юстинианова Чума унесла около 125 миллионов жизней: 100 млн на Востоке и еще 25 — в Европе. В городах вместо людей поселились хаос и разруха, ремесла были заброшены, экономика рухнула. По свидетельствам очевидцев, люди делились на две категории: те, кто был уже мертв, и те, кто выносил мертвые тела за пределы города. Других занятий просто не осталось.

Вторая пандемия чумы разразилась в середине XVI века. Она прокатилась по Азии, Европе, Северной Африке и даже дошла до берегов Гренландии. Очагом называют пустыню Гоби, а в Европу мор был занесен из Восточного Китая монгольскими войсками во время опустошительных набегов будущей Золотой Орды на соседей. Хронология второй волны традиционно описывается 1346-1353 годами, однако отдельные вспышки фиксировались вплоть до конца века. В современных источниках она известна как «Черная смерть», хотя во времена эпидемии ее никто так не называл. Гипотетически, этот термин восходит к исследователю XVII века, который допустил ошибку в переводе и трактовал слово «черный» — alta — исключительно как цвет, хотя изначально оно описывало количество погибших. Аналогией в русском языке может служить «туча» или «тьма», что соответствуют общему числу умерших за два десятилетия разгула чумы — болезнь выкосила 60 миллионов человек. Именно на время второй эпидемии приходится появление чумных докторов, которых невозможно перепутать ни с одними другими представителями профессиями: характерная маска с птичьим клювом и стеклами для глаз, длинное пальто из вощеной кожи, высокие сапоги и непременно трость — чтобы не притрагиваться к пациентам. Кроме того, именно тогда возникло слово «карантин»: в Венеции все прибывшие в город люди, корабли и товары отправлялись на специальный остров, чтобы исключить вероятность заражения. Там они находились ровно 40 дней — как Христос в пустыне, — а 40 по-итальянски будет quaranta.

В третий раз человечество столкнулось с пандемией чумы уже в конце XIX веке, хотя некоторые исследователи относят ее к финальному, пятому, относительно слабому пику второй пандемии. Она вспыхнула в 1855 году в китайской провинции Юньнань, откуда распространилась на все обитаемые континенты. От Австралии до Кубы, от Российской Империи до Южной Америки — для чумы не было ни преград, ни границ. Только в Индии и Китае от нее умерло более 12 миллионов человек, общее же число жертв оценить проблематично, поскольку нет четких временных рамок пандемии: предполагается, что завершилась она в 1911 году, когда закончилась последняя в истории крупная вспышка заболевания, чума в Маньчжурии (1910-1911 годы). Впрочем, именно третья волна чумного мора помогла ученым наконец установить этиологию болезни: в 1894 Александр Йерсен и Китасато Сибасабуро открыли возбудитель инфекции — чумную палочку Yersinia pestis, которую переносят блохи. После такого научного прорыва не за горами оказалась и разработка вакцины: первопроходцем был иммунолог Владимир Хавкин, который в начале XX века создал вакцину из убитых чумных палочек. Наиболее же эффективную, живую вакцину предложила в 1934 году советский бактериолог Покровская Магдалина Петровна. Так был положен конец тысячелетиям страха и отчаяния, хотя и сегодня, по статистике ВОЗ, чумой в мире ежегодно заражаются 2,5 тысячи человек. Совсем недавно, осенью 2017 году, была зафиксирована новая вспышка на Мадагаскаре, унесшая 165 жизней.

Холера

Холера, как и чума, в разговорной речи приобрела дополнительное значение: чаще всего она выступает в качестве ругательства, проклятия или характеристики неприятного человека. Над такой репутацией холера работала не одно тысячелетие: первые упоминания этой болезни встречаются еще у Гиппократа, да и корни у слова древнегреческие (оно переводит как «желчь» и «теку»). Впрочем, несмотря на то, что холера была известна и античным цивилизациям, до XIX века она практически не выходила за пределы Индийского субконтинента: инфекция зарождалась и бушевала в основном в дельте Ганга, где для развития эпидемии были все условия — жара, влажность, грязь и нечистоты, массовое скопление людей и проведение церемоний на берегу реки.

В Европу, а оттуда и в остальной мир холеру завезли британские подданные во время активной колонизации Индии, а также купцы, которые вели торговлю с местным населением. В 1817 году началась первая пандемия холеры: всего их было 7 и шли они одна за другой, поэтому очень часто сложно провести разделительную черту. Первая волна (1817-1824) ударила по всей без исключения Азии и даже добралась до Астрахани, а Европу от вторжения спас небывалый мороз (реки, скованные льдом, стали непригодны для судоходства). Вторая пандемия (1829—1851) докатилась не только до Европы, но и до США, и Японии, а в России она стала причиной холерных бунтов (1830-1831) — серии протестов, волнений и нападений на полицейские участки и чиновников, которых малограмотные люди подозревали в намеренной травле народа.

Третья пандемия (1852—1860) стала самой смертоносной эпидемией в XIX веке — она унесла жизни более 2,5 миллионов человек, во многом из-за того, что совпала по времени с Крымской войной (бесконечные перемещения войск, голод, разруха, ослабевший иммунитет и антисанитария). В этот период расцвета заболевания произошло сразу два связанных друг с другом памятных события: вспышка холеры на Брод-стрит (Лондон) в 1854 году, в которой за один день погибли 500 человек, и расследование доктора Джона Сноу, которому безошибочно удалось установить источник заражения — загрязненную воду из колонки. Его открытие дало толчок развитию всей эпидемиологии, санитарии и гигиены, а также системы водоснабжения.

Еще 3 пандемии холеры прокатились по миру с 1863 до 1923 годы, после чего болезнь ушла на перерыв и вернулась в седьмой раз только в 1961 году. Последняя вспышка продлилась до 1975 года, и с тех пор официальных пандемий в мире не было зарегистрировано, однако отдельные случаи все же фиксируются — особенно в бедных странах, а по состоянию на 2010 год, ежегодная смертность от этой инфекции составляла 100-130 тысяч человек. Всего за историю от холеры погибло более 60 миллионов человек. Опасность ее заключается в том, что на первых порах она симптоматически похожа на отравление или дизентерию: постоянная жажда, рвота, слабость в мышцах, озноб, судороги, диарея, одышка. Если вовремя не распознать холеру, она перейдет в тяжелую стадию и в буквальном смысле иссушит человека до смерти.

Оспа

Вопреки распространенным представлением, именно оспа, а не чума, была самой страшной для людей Средневековья болезнью. Чума, опустошавшая целые города, приходила волнообразно: пробушевав десятилетие, она отступала, позволяя перевести дух и восстановить силы перед следующим ударом. Оспа же превратилась в привычный, но от этого не менее безобразный жизненный фон — по оценкам исследователей, уже с XV века Европа представляла собой один большой оспенный лазарет, и практически никому не удавалось спастись от болезни. Появилась даже поговорка — «Немногие избегнут оспы и любви». Впервые же человечество столкнулось с этим вирусом в начале нашей эры: родиной его считается ближневосточный регион, где инфекция передавалась людям от верблюдов.

Пандемия натуральной оспы, которую также называют черной, начиналась как отдельные волны заболеваний: в IV веке вирус ударил по Китаю, через два века – по Корее, ещё через два – по Японии. Широкое распространение вируса по всему миру произошло во время арабо-мусульманских завоеваний VII-VIII веков: оспа проникла на огромные территории от Испании до Индии, эпидемии зафиксированы в Сирии, Палестине и Персии, Франции, Италии и Сицилии. С этого момента оспа прочно обосновалась в Европе и за несколько столетий унесла десятки миллионы жизней — точное число погибших невозможно установить, поскольку масштаб пандемии приобрел катастрофические размеры.

Вирус не щадил никого: заражались одинаково старики и дети, крестьяне, императоры, короли, придворные, конкистадоры и аборигенные племена. На протяжении многих веков оспа держала в страхе практически весь земной шар: умирал примерно каждый шестой (дети — каждый третий), однако даже те, кому удалось выжить, навсегда оставались обезображены и изуродованы этой болезнью: глубокие точечные шрамы на месте гнойных нарывов покрывали все тело и лицо, к тому же почти все переболевшие теряли зрение.

Каждый народ изобретал свои методы борьбы с этим недугом: в Индии была собственная богиня оспы, Мариатале, которую необходимо было задабривать. Распространенным методом лечения были различные магические и оккультные практики: больных накрывали красной одеждой, которая должна была выманить заразу наружу, окуривали специальными травами, проводили болезненные ритуалы. Конечно, это все не приносило никаких заметных результатов, однако, согласно закону вызова-ответа, любая стрессовая социальная ситуация должна вывести цивилизацию на качественно новый уровень развития. Как ни ужасна была оспа для людей Средневековья, именно она стала тем вызовом, который привел к повсеместному распространению вакцинации.

Даже само слово вакцинация родилось благодаря оспе: в 1796 году английский врач и натуралист Эдвард Дженнер, после 30 лет наблюдений и размышлений, впервые привил 8-летнему мальчику коровью оспу, не опасную для человека. Он догадался, что это две разновидности одной и той же болезни и, подсадив «легкую» коровью оспу, можно выработать стойкий иммунитет к тяжелой форме вируса — натуральной оспе. Эксперимент оказался удачным, и вскоре вакцинация стала массовым явлением, обязательным не только в армии и флоте, но и среди городского населения. В честь коровы, которая по латыни будет vaccus, была названа эта новая, революционная медицинская практика. Оспа стала первой в мире болезнью, которую человечеству полностью удалось победить благодаря вакцине — последний случай был зафиксирован в 1977 году в Сомали.

Грипп

Грипп на фоне холеры, чумы и оспы кажется совершенно безобидным — но это только на первый взгляд. Зачастую его называют тяжелой простудой, хотя такого заболевания не существует в природе. Грипп относится к ОРВИ — острым респираторным вирусным инфекциям и, по оценкам ВОЗ, ежегодно уносит 250-500 тысяч жизней, а число заболевающих достигает 3-5 миллионов. Поэтому грипп — это ни в коем случае не затянувшееся сезонное недомогание: в истории было несколько тяжелых пандемий, в которых погибли десятки миллионов. Крупнейшая, самая известная и самая смертоносная разгорелась в 1918 году, когда весь мир охватил испанский грипп, или, как его называли, «испанка». За 18 месяцев заразилось 550 миллионов человек — треть всей планеты, а погибло примерно 100 миллионов, что делает эту пандемию одной из самых разрушительных катастроф в истории цивилизации. Ужас внушал не только масштаб пандемии, но и то, насколько стремительно протекала болезнь: нередко заразившиеся умирали уже на следующий день. Характерными симптомами были синеватый цвет лица и кашель с кровью.

Позже были азиатский, гонконгский, птичий и свиной грипп, которые в совокупности погубили более ста тысяч человек. В этой невероятной вариативности и способности мутировать и заключается опасность гриппа: в отличие от оспы, против которой разработана вакцина, эффективная практически во всех случаях, у гриппа бесконечное количество штаммов и под каждый конкретный нужна своя вакцина — панацеи здесь нет.

Сегодня известно более 2000 вариантов гриппа и это далеко не предел: грипп невозможно победить одним ударом, невозможно предсказать, какой именно штамм придет в регион в этом году. Поэтому остается только постоянно следить за бактериологической ситуацией, пытаться делать осторожные прогнозы и работать на более или менее универсальной вакциной.

Лихорадка Эбола

Вирус Эбола — относительно молодой инфекционный агент: впервые о нем узнали лишь в 1976 году, когда в Демократической Республике Конго произошла вспышка заболевания, в которой погибли 400 человек. Вирус получил название Эбола в честь одноименной реки, в бассейне которой он был впервые выделен. Долгое время вирус не выходил за пределы Центральной и Западной Африки, поэтому, когда в 2014 году мир внезапно охватила паника и слово «Эбола» звучало почти в каждом информационном выпуске, ученые оказались к этому не готовы — вакцины попросту не существовало. Как рассказывают эксперты проекта Discovery Channel «Вирусы», действовать приходилось в экстремальных условиях в чрезвычайно сжатые сроки: разработка вакцины была похожа на гонку со временем, где на счету был каждый час.

Эпидемия 2014 года распространялась как пожар: она охватила почти весь мир и унесла порядка 12 тысяч жизней. Летальность составляла 50%, то есть умирал каждый второй пациент. Атмосфера изо дня в день становилась все более напряженной: люди психологически не могли справиться со стрессом и постоянным страхом, начинали искать у себя симптомы и, как это ни парадоксально, находили. На самом деле, лихорадку Эбола на начальных этапах действительно можно спутать с другим недугом: высокая температура, озноб, кашель, головная боль и боль в животе, рвота, диарея и общая слабость сопровождают многие другие болезни. Опознавательным знаком здесь может служить боль и ломота в мышцах, которая развивается через несколько дней после инфицирования.

Вспышка 2014 года помогла ученым разработать эффективную вакцину против вируса Эбола: она была представлена в 2016 году, однако, как предупреждают эксперты, угроза не ликвидирована полностью. Последний случай был зафиксирован совсем недавно, 9 мая 2018 года в Демократической Республике Конго. Каковы шансы человечества на выживание и победу в войне с вирусами, как они повлияли на развитие цивилизаций и как в прошлом люди пытались бороться с невидимой угрозой — расскажет трехсерийный проект «Вирусы», который вышел на Discovery Channel.