Разноцветное богатство Кузбасса

Золото есть везде. За всю историю человечества добыто больше 160 тысяч тонн, самородки находили ещё в эпоху неолита, а массовая добыча началась на Ближнем Востоке. Благородный металл содержится в растениях, почве, живых организмах, воде и камнях. Наткнуться на огромный слиток золота, стоя в реке с киркой и решетом, в наши дни почти невозможно, но жажда наживы толкает людей на невероятные поступки. Охотники за прибылью ставят на кон всё и бросаются в погоню за богатством – как герои программы Discovery Channel «Золотая лихорадка», которые объездили всю Америку.

Во глубине сибирских руд

Золотая лихорадка известна многим по слову «Клондайк», но за десятки лет до того, как на Юкон приехал первый старатель, в русских лесах крестьяне уже перемывали золотой песок. В 1745 году уральский раскольник Ерофей Марков заявил, что наткнулся на сельской дороге на «светлые камешки, подобные хрусталю, а между оными плиточка, как кремешок». Этот самородок в кварцевом пласте положил начало добыче драгоценного металла в стране, в 1812 году был принят указ о том, что искать и добывать золото и серебро могут все, но лихорадка вспыхнула не на Урале, а в Томской губернии, на месте нынешнего Кузбасса.

Многие источники сходятся в том, что в 1828 году Егор Лесной, то ли старообрядец, то ли ссыльный, жил вместе с воспитанницей у озера Берчикуль и тайно мыл золото, не желая ни с кем делиться, но слухи разносятся быстро даже в тайге. Купцы Поповы, Андрей и его племянник Федот, приехавшие в Сибирь в поисках россыпей, успели потратить целое состояние на разведку сибирских руд, когда узнали о находке Лесного. Раскрыв его тайну, Поповы нашли золотую жилу у Сухого Берикуля, притока реки Кии, и она дала десятки пудов золота. Через три года таких участков было больше сотни, но Андрей и Федот умерли с разницей в год, не успев насладиться богатством. А таёжная лихорадка продолжалась: в Сибирь ехали старатели, купцы столбили участки, и к середине 19 века Сибирь давала почти половину всего российского золота и вдвое больше прибыли, чем все другие промыслы.

От частного к общему

Богатство, как это часто бывает, шло в руки не тем, кто его добывал. Прибыль получали купцы, а старатели-крепостные спали в бараках на сырой соломе и мыли золото по 15-17 часов в день. Зарабатывая гроши, многие гибли от недоедания и инфекций – их кормили сухарями, солониной и квашеной капустой, отчего цинга и тиф стали бичом сибирских приисков. Старатели сбегали, и из тайги их возвращали уже как каторжников, без права на заработок. Ситуация изменилась только к концу ХХ века: открыли Транссибирскую магистраль, а в 1898 году в стране вступил в силу закон о ввозе иностранной техники, и золото стали добывать при помощи паровых машин, а затем появились и драги.

За всю историю поисков золота на Кузбассе открыли десятки новых месторождений, где затем начинались промышленные разработки. Золото копали и мыли, вольные искатели сдавали находки в кассы, а самые упорные получали премии, путёвки на курорты и новые квартиры наравне с другими советскими работниками – до тех пор, пока в 1954 году старателям не запретили работать в одиночку. Рудники, разработанные в советское время, давали металл и после распада СССР – теперь уже он шел на нужды России. Некоторые отвалы были заброшены вплоть до девяностых, пока федеральные власти не выделили деньги на очистку и проверку рудников.

Когда обнаружилось, что запасы золота на брошенных участках ещё есть, в регионе в начале 21 века началась ревизия на Талановской, Барзасской, Чашкатской, Федотовской и других площадях. Сейчас на балансе области числятся комплексные, золоторудные и россыпные месторождения, и по прогнозам геологов, объёмы добычи можно увеличить вдвое благодаря новым технологиям, которые позволяют извлекать золото из россыпей даже в виде пыли. Однако несмотря на появление инноваций, в основном современная добыча отличается от древней только автоматикой, и артели либо промывают песок драгами, либо взрывают камни в рудниках и отправляют золото на промышленную очистку.

Кому больше достанется?

Кузбасс – угольный регион, но его власти ставят обычное золото в один ряд с промышленным чёрным, а геологи оценивают запасы примерно в 500 тонн. В Кемеровской области почти 150 месторождений, основная часть – россыпи, и одни из крупнейших находятся в Тисульском районе на Богородском ручье, реках Воскресенка, Громотуха и Большой Тулуюл. Кузбасс входит в первую двадцатку, каждый год добывая около тонны. К 2020 году регион планирует увеличить объёмы «продукции» до 3,5 тонн в год и войти в первую десятку.

Перспективными считаются Каштауская рудоносная площадь, участки Июньский и Фёдоровский-1, но для их изучения нужны деньги. Регион планирует привлекать крупных инвесторов и средства федерального бюджета, чтобы готовить участки к лицензированию. Система уже даёт плоды: вскоре начнутся разработки в Таштагольском районе, на юге Кузбасса. Участок Золотой, где работы не велись больше полувека, продан с молотка в конце декабря кемеровской компании «Капитал групп» более чем за 222 миллиона рублей при стартовой цене в 24,2. По прогнозам геологов, на участке около 75 тонн золота.

Как всё устроено

На Кузбассе, как и в других регионах, разработка месторождений проходит по сценарию. Любые очаги обнаружения полезных ископаемых геологи делят на категории в зависимости от того, насколько они изучены. Высшие категории А, В, С1 и С2 присваивают запасам – участкам, где золота в руде достаточно для добычи. Прогнозные категории Р1, Р2 и Р3 получают ресурсы – участки, где количество и происхождение не выяснено. Само золото тоже бывает разным и делится на две основные группы: жильное, образованное при магматических процессах, и рассыпное, которое переносит вода при тектонических сдвигах коры.

Когда участок найден, геологи берут фрагмент руды, вычисляют содержание золота в нём, умножают на площадь участка и дают территории прогнозную категорию, а золото называют запасами. Затем в дело вступают добывающие компании, которые должны соблюсти требования по квалификации персонала и сертификации техники. После аукциона победитель получает лицензию на разведку. Если она доказывает, что золото на участке есть в больших количествах, он получает высшую категорию, как минимум С2, а золото уже называют ресурсами, которые можно добывать. Месторождение принимают на баланс региона, в котором оно обнаружено, и передают для добычи компании – чаще всего той, что проводила разведку. На Кузбассе такие организации исчисляются уже десятками, интерес к кемеровскому золоту проявляют красноярские, алтайские, иркутские и новосибирские добытчики.

Уноси готовенькое

Старатель-одиночка в России – явление почти исчезнувшее. Официально все полезные ископаемые принадлежат государству, и по 191 статье УК РФ старатель может сесть в тюрьму, если присвоит золота на сумму свыше 1,5 миллионов рублей, то есть чуть менее килограмма. Хотя на практике найти такое количество в одиночку сложно, вольную добычу золота хотят снова легализовать после её отмены в 1954 году. Получив лицензию, любой человек сможет оформить разрешение на добычу на россыпном участке, где золота не более 10 килограммов.

По последним данным, законопроект попадёт в Госдуму не раньше апреля, а пока в него вносят поправки депутаты правительства Магаданской области. Планируется, что пилотным регионом станет как раз Колыма, также идею активно поддерживают Якутия и Забайкалье. Плюсы власти видят в том, что нелегалы выйдут из тени, золото пойдёт в казну в обход чёрного рынка, бюджет получит новые доходы, а малый и средний бизнес в регионах - стимул к развитию из-за притока людей. Против закона выступают ФСБ, Минюст и Союз старателей России, которые уверены, что он породит новую волну коррупции и криминала. В Союзе пояснили: исходя из рыночных цен и трудозатрат, зарплата старателя за месяц составит всего около 12 тысяч рублей, и немногие согласятся жить и работать в тайге за такие деньги. Однако закон в разработке, и, если поправки Колымы утвердят Президент и Кабмин, проект документа Госдума рассмотрит в апреле.

Будет он принят или нет – покажет время, но случаи браконьерства на «золотом» рынке и правда нередки. Например, в конце 2013 года с завода по очистке золота в магаданском посёлке Хасын пропали две тонны металла, и единственное на Дальнем Востоке предприятие такого рода стало банкротом. Ещё один пример – жалоба Федерации профсоюзов Забайкалья, которая в минувшем году сообщила, что в Шелопугинском районе золото моют все, включая школьников. Таких примеров масса, поэтому в Союзе старателей и считают, что закон усложнит ситуацию - по золоту невозможно понять, украдено оно или добыто.

Наследники Клондайка

Кузбасская золотая лихорадка на десять лет опередила калифорнийскую: в 1838 году, когда были открыты месторождения в Канском и Нижнеудинском округах Сибири, добытчики США отчитались правительству о безнадёжной убыточности своей работы на рудниках, но затем Америка пережила Каролинскую и Калифорнийскую лихорадки, а за ними и Клондайк. Самый большой самородок, найденный в Калифорнии, весил 88,5 килограммов. Наслушавшись легенд о богатствах, по бывшим приискам ещё долго ходили искатели-одиночки, и большинству не везло. Невезение, кстати, стало решающим фактором, изменившим судьбу героев проекта Discovery Channel «Золотая лихорадка». Хоффманы, потерявшие работу после кризиса 2008 года, уже семь лет колесят по Америке в поисках клада. Как это часто бывает, везёт новичкам: опытный золотоискатель Тодд Хоффман, уехавший из Клондайка в орегонскую шахту Хай Бар, потерпел неудачу, а Паркер Шнабель, только начав осваивать ремесло старателя, нашёл в Калифорнии золота на полтора миллиона долларов. Сейчас разбогатеть, просто наткнувшись на огромный самородок, вряд ли возможно, поэтому те, кто твёрдо намерен «озолотиться», покупают драгу и собирают бригаду, как Тодд Хоффман. Для этого в США нужны немалые средства – так же, как и в России, и в основном это затраты на оборудование, горные работы и снаряжение для артельных.

На Кузбассе запуск предприятия по добыче золота обойдётся как минимум в 10 миллионов рублей при работе по договору на чужом участке, поэтому начинающие добытчики предпочитают покупать предприятие, имеющее лицензию на разработку россыпей, или арендовать участки. Артель набирают так же, как и любую другую бригаду – в этом добыча золота от других профессий отличается разве что повышенным уровнем охраны «продукта». Золотодобывающая промышленность Кузбасса набирает обороты, и ей нужны рабочие руки: проходчики, горномонтажники и электрослесари. В Кемеровском государственном университете не иссякает поток желающих стать геологами, и там же, на Кафедре геологии и географии, можно выучиться на эколога – восстановление природных ресурсов после золотодобычи имеет для региона огромное значение.

Тем, кто мечтает стать старателем, нужно понять, что ничего романтического в добыче золота нет. Об этом знают все, но желающих отправиться на поиски меньше не становится. Многим не даёт покоя легенда о золоте Колчака – кладе весом в 490 тонн, вывезенном из Петрограда и пропавшем где-то на пути из Омска. Пару лет назад губернатор Кемеровской области Аман Тулеев обратился к историкам и краеведам с призывом найти его. Глава Кузбасса вспомнил, что по мнению многих исследователей, именно в районе Тайги, узловой станции Транссиба, и зарыто золото Колчака. Если учесть, что Тайга находится совсем недалеко от тех мест, где в начале 19 века бурлила золотая лихорадка, это может быть правдой. Но стоит помнить и простой факт - большинство из тех, кто ехал на поиски золота, больше тратили, чем зарабатывали. Даже на легендарном Клондайке цены на жильё и еду были так высоки, что зачастую повара и прачки были богаче старателей, носивших золотые самородки в карманах первых в мире джинсовых штанов.

Впрочем, это никогда и никого не останавливало.