Сибирская сокровищница

Одной из первых массовых золотых лихорадок в истории стала Сибирская — она началась в 20-е годы XIX века и продолжалась более ста лет. В те времена золотые россыпи были открыты в нескольких округах, и круглый год поисковые группы дробили, копали и промывали, надеясь на удачу. С тех пор изменилось многое: современные старатели больше жаждут приключений, нежели обогащения, однако и в XXI веке встречаются те, кто ищет свою золотую жилу — например, герои программы Discovery Channel «Золотая лихорадка», которые отправлялись в самые разные уголки Америки, в том числе на Аляску, чтобы поймать птицу счастья за хвост.

С чего все начиналось

Красноярский край в течение многих лет занимает лидирующие позиции по добыче золота в России, будучи одним из старейших золотодобывающих регионов. Начиная с первой половины XIX века, когда енисейское золото составляло почти половину мировой добычи, этот край был основным поставщиком золота в России. Кстати, именно благодаря этому еще в 1851 году на гербе города Красноярска появился лев, у которого в одной лапе был серп, символизирующий крестьянский труд, а в другой — лопата, основной инструмент золотоискателей.

Однако все началось несколько раньше — в 1828 году, когда купцы Кузнецовы получили разрешение на золотодобычу в Сибири и стали нанимать работников, которые трудились как на самих приисках, так и в хозяйских золотопромывальнях. В течение следующих 20 лет территория, на которой находили россыпи, выросла в несколько раз, а самый что ни на есть расцвет золотодобычи пришелся на середину 40-х годов, когда со 120 приисков в общей сложности удалось получить больше 20 тонн металла, что приравнивалось к 90% всей золотодобычи России.

В целом в золотопромышленности тогда работали примерно 25-30 тысяч рабочих, и большинство из них были ссыльнопоселенцами — в те времена здесь трудились только те, кто достиг социального дна. Рабочий процесс был утомительным, но не требовал большого ума — золото добывалось и промывалось вручную, при помощи кирки, лома и лопаты. Породу перевозили на простых деревянных тачках, которые имели несчастье переворачиваться в самое неподходящее время, а золото мыли в ледяной воде, используя примитивные железные сита — бутары. Несмотря на такие неудобства, из-за того, что рабочая сила стоила копейки, а конкуренции никакой не было, механизировать процесс коммерсанты не спешили.

Следующие 15 лет каждый рубль, вложенный в производство, окупался в сотни раз (прибыли некоторых промышленников достигали 400%), однако к началу 60-х годов добыча золота в Енисейской губернии резко упала ввиду того, что все богатые россыпи к тому моменту уже отработали, и эпицентр золотой лихорадки плавно переместился к бассейну реки Лены.

Служил старателем Гаврила, Гаврила золото искал

Не секрет, что драгоценный металл способен вскружить голову кому угодно, но во времена золотой лихорадки в Сибири был один промышленник, в этом плане отличившийся особенно — Гаврила Машаров, которому несказанно везло с поисками золота. На его фоне купец Никита Мясников, делавший золотые визитки, которые стоили как ведро черной икры, казался младенцем, ведь в те времена, когда большинству работников с трудом хватало на хлеб, Гаврила отсылал свои рабочие штаны в парижские прачечные, а также отлил себе знаменитую 10-килограммовую медаль с надписью: «Гаврила Машаров — император всея тайги».

Казалось бы, более нелепую причуду вообразить сложно, однако промышленник, которого люди называли не иначе как «таежный Наполеон», решил пойти еще дальше — захотел построить дворец для себя любимого, а также храм, школу и фабрику, чтобы впоследствии в тайге вырос целый город. Однако роль градообразующего предприятия Машарову давалась с трудом — несмотря на то, что Гаврила был трудолюбивым, упорным и очень везучим человеком, из-за своего дворца он влез в огромные долги.

Вскоре конкуренты, которые еще вчера охотно давали в долг на воплощение смелых фантазий Гаврилы, потребовали у него расплатиться приисками, а самого промысловика заперли в его же дворце, обещая выпустить только после того, как он подпишет свои россыпи кредиторам. Понимая, что блажь ему выходит боком, Гаврила попытался сделать подкоп и выбраться, но дом был построен на совесть, и Машаров, не сумев докопаться до нижнего края фундамента, бросил эту затею. Спустя три дня везучего в золотоискательстве, но невезучего по жизни Гаврилу обнаружили мертвым, а в яме, которую он выкопал, наткнулись на золото, оказавшееся частью большой жилы, проходившей под домом Машарова и тянувшейся на 10 с лишним километров. Получается, таежный Наполеон чувствовал золото даже когда затевал свой утопический проект с дворцом, но в тот момент чутье его все-таки подвело.

Два века спустя

Современным старателям, безусловно, работается легче, чем их предшественникам — существуют драги, которые фильтруют воду и отделяют золото от других элементов (в отсеке-накопителе остается все, что весит более 3 г/см3, а это либо драгоценные металлы, либо алмазы), мощные промывочные установки, металлодетекторы, даже небольшие экскаваторы, которые значительно упрощают поиски золота. Тем не менее, их труд тоже беззаботным не назовешь — во-первых, прежде чем поехать на прииски, нужно хорошо вложиться в оборудование, а во-вторых, всегда надо быть готовым к тому, что слиток выкопает сосед, а ты так и останешься не у дел. Однако у каждой эпохи есть свои везучие «Гаврилы Машаровы» — например, один из героев программы Discovery Channel «Золотая лихорадка» Паркер Шнабель, который в 19 лет умудрился добыть в своем первом походе на Клондайк золота на 1,5 млн долларов. Правда, в отличие от настоящего Гаврилы, он не стал вкладываться в реализацию безумных идей, а собрал команду профессионалов и сумел доказать им, что под его руководством их ждет успех. Конечно, у Паркера на поиски золота были свои причины — его дед некогда владел прииском на Аляске и научил внука всем премудростям золотоискательства, но и таланта у него не отнимешь — иначе чем можно объяснить тот факт, что Шнабель постоянно оставляет конкурентов далеко позади. Сам же Паркер при этом считает, что на приисках ни в чем нельзя быть уверенным: «Фортуна переменчива, и даже если ты готов поклясться, что на этом участке тебя ждет огромная прибыль, можно перекопать все на километры вокруг, но так и не найти ни одного грамма золота».

Поделиться с друзьями