Если на левой пятке нарисован поросёнок или петушок, то владелец татуировки не утонет, на палубе нельзя свистеть и плеваться, женщины и крысы приносят несчастье, а дети и коты – удачу. Среди этих примет есть и общеизвестные, и те, которые можно узнать, только став моряком. У тех, кто работает и служит на флоте, множество традиций и обычаев, и к их соблюдению относятся очень серьёзно, как и ко всему, что происходит в море. О приметах, быте, повседневной жизни и службе российских моряков рассказывает программа «Балтфлот», которая вышла в рамках цикла «Сделано в России» на Discovery Channel.

Как вы яхту назовёте

Плохой приметой считалось заранее разглашать название корабля или менять его, поэтому выбрать имя моряки старались раз и навсегда. Яхта, парусник, торговое судно и любой другой корабль получают имя ещё до спуска на воду: зародилась эта традиция в Древнем Египте, и до середины XIX века именными были только боевые корабли. В честь птиц, рыб и животных были названы первые канонерские лодки Балтфлота, винтовым корветам давали имена богатырей и князей, а с начала двадцатого века эскадренные миноносцы стали называть прилагательными, отражающими боевые качества: так, к примеру, на Балтийском флоте появились «Страшный», «Осторожный» и «Скорый».

Есть и нюансы: подводники придают значение не только имени, но ещё и номеру субмарины, и неудачливыми считаются те подлодки, чьи номера оканчиваются на девятку. В современности имена дают не только боевым, как раньше, но и торговым, и гражданским судам, а правила именования, как и многое другое, связанное с российским флотом, определил Пётр I – по его указу право выбирать названия кораблям имели только монархи и члены Адмиралтейств‑коллегии. Сейчас этим занимается отдел в Минобороны, имя официальным приказом присваивает главнокомандующий военно-морским флотом.

Посуда бьётся к счастью

Традиция разбивать о борт корабля бутылку шампанского – это продолжение древнего обряда жертвоприношения, которое трансформировалось в безобидный ритуал, однако главным в нём осталось очевидное для всех «принятие» жертвы. Если бутылка не разбилась, корабль считается обречённым, но за три попытки, которые даются всегда, мало кто может провалить церемонию. Кроме того, по сей день суеверные судостроители закладывают в стены или настил рубки ботинки, сапоги или другую обувь – для того, чтобы корабль мог ходить в море без проблем.

Удачу в плавании приносят и особые вещи – например, в старину матросы держали в рундуках хлеб, испеченный женами, и горсть родной земли, чтобы вернуться домой, а сейчас моряки берут с собой фотографии или личные талисманы, которые есть почти у всех. Воровать из рундука всегда считалось последним делом: вора, которому некуда было деться с корабля, быстро вычисляли и сурово наказывали, и эта традиция превратилась сначала в правило, а позже – в закон. Еще одно правило, которое соблюдают все моряки – это запрет на слово «плаваем»: в море корабли только ходят.

Важней всего погода в море

В море огромное значение придают погоде – в плавании никогда не свистели, чтобы не привлечь шторм, а в бурю моряки могли раздеться догола: они представляли её в виде разгневанной женщины и верили, что столь непристойное зрелище заставит стихию отвернуться. В штиль же нужно было кинуть в море записку с именами девяти лысых мужчин, поцарапать ногтями мачту или помолиться святому Николе Морскому. Матросы просили, чтобы в ту сторону, откуда должен подуть ветер, капитан бросил фуражку, а рулевой – сапог, или же просто полоскали швабру за бортом и обливали паруса водой. Многие обычаи сохранились и по сей день.

Значение имеет не только погода, но и поведение экипажа в рейсе, и его определяет целый комплекс примет: например, нельзя передавать вещи из рук в руки по часовой стрелке, подниматься из трюма без головного убора, ступать на палубу с берега левой ногой и плевать на корабле - это неуважение и к капитану, и к кораблю, и ко всему флоту. Младший по чину моряк должен отдать честь, если ему навстречу идет командир, и перейти на другую сторону палубы, чтобы не столкнуться с офицером. Перебежать с левого борта на правый должен тот, кто вот-вот чихнёт – чихание справа значит удачное плавание, а слева – кораблекрушение.

Отдать Нептуну

Эта традиция ушла в прошлое, но долгое время была способом с почестями попрощаться с товарищем: умерших в плавании моряков хоронили в море под звуки горна, символизирующие передачу души Нептуну, богу морей и океанов. Независимо от ранга всех моряков предавали воде с одинаковыми почестями, а оставлять умершего на корабле было нельзя – это означало навлечь беду. В российском флоте моряков накрывали Андреевским флагом, зашивали в парус и выносили на шканцы, а после отпевания, которое производил либо священник, либо капитан, тело опускали в море. Перед этим в воздух делали три холостых выстрела – верили, что это защитит душу моряка.

Сейчас всё делают так, как велит закон – если случается несчастье и моряк умирает во время рейса, его доставляют в ближайший порт и сообщают родственникам, а за перевозку отвечает страховая компания. Но и тогда, и теперь неизменным остается одно – моряки не трогают птиц, особенно чаек, потому что верят, что в них морской бог переселяет души ушедших товарищей. В наши дни в местах, где погибли моряки, экипажи судов военно-морского флота отдают им воинские почести: например, балтийцы останавливаются и спускают флаг в Свеаборге, Таллинне, у Кронштадта, острова Мощный и между маяками Таран и Розеве в Гданьском заливе.

Беззубые и счастливые

Особое место в списке традиций занимают исторические ритуалы посвящения в моряки. Например, тех, кто впервые пересекает экватор на корабле, купают в соленой воде, принимая в морское братство - в старину это было не шутливое действо, а серьезный ритуал, но моряки продолжают «чествовать» Нептуна, устраивая шутливые праздники. Богу морей традиционно отдавали не только почести, но и монеты - так делали русские моряки на траверзе Южного Гогландского маяка, а новобранцы-подводники российского флота должны были еще и целовать качающуюся кувалду, но так, чтобы не получить никаких увечий. Проверку на смекалку проходили те, кто понимал, что делать это нужно на излёте, когда кувалда уже не может выбить зубы.

При первом погружении новичкам также давали выпить из плафона около литра воды из-за борта – когда они справлялись с этим и кричали «мама, я моряк», их начинали считать полноправными членами экипажа. Такое посвящение новобранцев можно увидеть и в программе «Балтфлот» на Discovery Channel: герои проекта служат на Балтийском флоте, в центре внимания два экипажа – подводной лодки «Магнитогорск» и корвета «Сообразительный», которые соревнуются в боевых учениях. Самая тяжелая задача – у офицеров: им нужно не только управлять кораблями и следить за всем, что происходит на борту, но и учить новичков всем премудростям морской науки.

Баковый вестник

Отдельного внимания заслуживает и жаргон – моряки ревностно берегут его и передают новичкам как сакральное знание, а количество слов в морском словаре с годами только растёт. Узнать побольше и о жаргоне, и о приметах, и о том, что происходит на корабле, всегда можно было в кают-компании, которая служила одновременно и столовой для офицеров, и своеобразным мужским клубом, где проводили свободное время. Матросы же и сейчас, и в старину обычно находились на баке – офицеры приходили туда с юта только по делу, и это правило действует и на военных кораблях, и на торговых судах.

Российские моряки всегда пели песни – на вахте делать это запрещал устав, но во время отдыха матросы собирались на баке, и такие концерты были очень популярны во времена парусного флота. На отдыхе можно было обзавестись не только новой песней для своего репертуара, но и татуировкой – особенно удачными сюжетами всегда считались роза ветров, показывающая дорогу домой, свинья и петух, которые защищали владельца от утопления, и рисунки с религиозными мотивами. Была в этом и еще одна хитрость – в старину, когда матросов наказывали розгами, моряки накалывали крест на тело, чтобы боцман не решился бить по нему из страха навлечь на себя божественный гнев.

Ветер на хвосте

Дети всегда приносили морякам удачу – как и коты, особенно чёрные, однако если корабельное животное начинало вести себя беспокойно, его старались унять, чтобы кот не «принёс на хвосте бурю». Всем известно, что плохой приметой считается и наличие женщины на борту: это поверье зародили британские моряки, потому что слово «корабль» в английском языке женского рода, и мореплаватели с Альбиона считали, что судно будет ревновать, если на палубу ступит женщина. Девушки не должны были присутствовать даже при строительстве, особенно рыжие, а кораблю на стапеле нужно было забить в днище золотой гвоздь или монетку из того же металла. Если киль был сделан из ясеня или рябины, к мачте прибита подкова, а к бушприту – акулий плавник, судно считалось и удачливым, и очень быстрым.

Плохой приметой на российском флоте много лет остаётся выход в море в понедельник, особенно тринадцатого числа, но в любой день нельзя показывать пальцем на судно, выходящее из порта - моряки считают, что это равносильно приговору, и такой корабль непременно утонет. К потоплению приводит и бегство крыс – всем известно, что грызуны не выносят сырости и покидают корабль, в котором образуется течь. Если крыс и тараканов на флоте не жалуют и называют «ларисками» и «стасиками», то китов, напротив, уважают – встреча с ними в море приносит удачу. А ещё на суда всегда охотно нанимали кривоногих моряков, особенно с разноцветными глазами – считалось, что это приводит только к счастью.