Выживание без купюр: интервью с Эдом Стаффордом

Неутомимый путешественник Эд Стаффорд прошел пешком вдоль Амазонки, оставался в одиночестве на необитаемом острове, мучился от жажды в пустыне, замерзал в горах и блуждал по степям. Зрителям телеканала Discovery он известен по шоу «Выживание без купюр», «Голое выживание» и «Эд Стаффорд: игра на вылет». В нашем интервью (16+) Эд отвечает на вопросы зрителей про выживание, съемки передач и любимые места на планете.

4-patagonia.jpg

– Где вы получили навыки выживания?

– Первые навыки выживания я получил, когда был скаутом. Тогда меня научили паковать рюкзак, ориентироваться на местности, ухаживать за волдырями на ногах и все такое. А потом я пошел на военную службу и провел в армии четыре года. После устроился на работу руководителем экспедиции. Этим и занимался несколько лет: вывозил клиентов в тропические леса в путешествиях по заповедникам. Свою первую независимую экспедицию Walking Amazon (Пешком вдоль Амазонки) я совершил в 33 года, к тому времени я уже много знал о выживании.

– Как вы готовитесь к съемкам?

– Я не готовлюсь. Я буквально прыгаю в самолет и высаживаюсь в новом месте. Обычно, конечно, есть пара дней до начала съемок на акклиматизацию. За это время я успеваю пообщаться с местным экспертом, который рассказывает о площадке: чего опасаться, что нельзя есть и т. д. Но как только я прибываю на место, то остаюсь один и решаю проблемы по мере их поступления. Знаю, звучит легкомысленно, но за многие годы я кое-чему научился, поэтому чувствую себя уверенно почти в любых условиях. Нельзя получить ответы на все вопросы и все предусмотреть. К тому же в короткие промежутки между съемками мне хочется побыть со своей женой и сыном, а не проводить все свободное время за подготовкой к новому приключению.

– Было ли такое место, где вы хотели бы остаться?

– Да, это Сан-Карлос-де-Барилоче, город в Северной Патагонии. Там удивительные люди. Как бывший офицер британской армии я был напуган предстоящей поездкой в Аргентину (примечание: в 1982 году между Британией и Аргентиной разгорелся спор из-за Фолклендских островов). Я ожидал по отношению к нам негатив, но все было наоборот.

Аргентинцы очень похожи на британцев: обе нации любят свой спорт. В Аргентине обожают регби! А еще там красивые женщины, восхитительное красное вино, фантастические стейки и отменные лыжные трассы. Думаю, я бы мог жить в Патагонии на пенсии. Это удивительное место.

– Что самое мерзкое вы попробовали за свою карьеру выживальщика?

– Забавно, но самое отратительное блюда я попробовал именно в Патагонии. Мне всегда казалось, что это будет какой-нибудь электрический угорь или даже скунс, но на деле это были головастики. Если подумать, то это просто маленькие кишечники, которые наполнены дерьмом, так? По сути, ты просто ешь небольшой пакетик с дерьмом, и это вызывает рвотный рефлекс. Так что да, головастики были самым мерзким, что я когда-либо ел.

– Как оставаться в хорошем расположении духа, когда дела идут не так, как хотелось бы?

– Где бы я ни был, пережить тяжелые времена помогает осознание факта, что ничто не вечно. Все пройдет. Ужасная погода, голод, плохое настроение… Выпьешь чашку чая, ляжешь спать и на утро почувствуешь себя по-другому.

Когда мне плохо, я думаю о людях, которых люблю. Я думаю о семье и о том, как мне с ними повезло. Этому меня научила жена. Она говорила: «Эд, назови пять вещей, которым ты благодарен». Поначалу это раздражает, но к пятому пункту ты действительно перестаешь чувствовать себя отвратительно. Ее метод работает.

– Кто вас вдохновляет?

– У меня не было любимчиков среди путешественников, когда я был ребенком. Все мои герои были спортсменами, в основном игроками в регби. Они уверенные, способные, сильные духом. Мне никогда не нравились богатые или слишком болтливые люди.

– Какое ещё место на планете вам хочется исследовать?

– В 2016 году я пытался организовать экспедицию на лыжах в одиночку по Антарктиде. Но я не смог получить на нее финансирование, потому что семью месяцами ранее там погиб британский исследователь, идя по тому же маршруту. У него была полиорганная недостаточность, кажется, он умер на 72 день. Такое случилось впервые.

Учитывая мои семейные обстоятельства (примечание: у Эда уже есть один ребенок и на момент интервью они с женой ожидают двойню), я сомневаюсь, что смогу когда-нибудь отправиться в подобную экспедицию. Поэтому Антарктида остается для меня мечтой. Нести с собой топливо и всю еду, противостоять суровым условиям при минусовых температурах, – в таких обстоятельствах я бы себя испытал.